вторник, 9 октября 2012 г.

Пять вопросов о Федеральной Резервной системе (перевод речи Бена С. Бернанке)


Речь председателя ФРС Бена С. Бернанке в экономическом клубе Индианы г. Индианаполиса 1 октября 2012 г.

Речь председателя ФРС Бена С. Бернанке в экономическом клубе Индианы г. Индианаполиса 1 октября 2012 г.


Пять вопросов о Федеральной Резервной системе и денежно-кредитной политике.

Добрый день. Я очень рад возможности присоединиться к сегодняшнему ланчу в Экономическом клубе Индианы. Я заметил, что основная цель клуба "продвигать интерес и просвещать своих членов в важных вопросах в правительственной, экономической и социальной областях". Я надеюсь, мои замечания сегодня будут соответствовать этим стандартам. Перед тем, как погрузиться в эти вопросы, я бы хотел поблагодарить моего бывщего коллегу по Белому Дому Эла Хаббарда за помощь в организации этого события. В качестве руководителя Национального экономического совета при президенте Буше, Эл выполнял сложную задачу и следил за тем, чтобы различные мнения по проблемам экономической политики были обязательно услышаны перед тем, как лечь на стол Президенту в виде рекомендаций. Элу приходилось быть одновременно экономистом, политическим гуру, дипломатом, дорожным полицейским, и он превосходно справлялся с этим.

Тема моего выступления сегодня "Пять вопросов о Федеральной Резервной системе и денежно-кредитной политике". Я привык выступать в формате "вопросов-ответов" во время выступлений, и я знаю по своему опыту, что людям очень любопытно узнать больше о ФРС, чем мы занимаемся и почему мы это делаем. И этот интерес намного шире чем мы можем себе представить. Я - бейсбольный болельщик, и мне недавно посчастливилось быть приглашенным на тренировку вышедшей в финал команды "Washington Nationals". Меня представили одному из их звездных игроков, и я даже не успел задать какой-либо вопрос по поводу его стратегии в игре, как он спросил меня: "Ну, что там слышно по поводу количественного смягчения?" Итак, специально для этого игрока, для членов и гостей вашего клуба, а также для всех остальных, кому интересно знать больше о ФРС и денежно-кредитной политике, сегодня я задам и отвечу на следующие пять вопросов:
1. Каковы цели ФРС, и как она пытается их достичь?
2. Как связаны между собой денежно-кредитная политика ФРС и решения администрации и Конгресса в области налоговой политики?
3. Каков риск того, что адаптивная денежно-кредитная политика приведет к инфляции?
4. Как денежно-кредитная политика ФРС затрагивает вкладчиков и инвесторов?
5. Каким образом Федеральная Резервная система ответственна перед демократическим обществом?

Каковы цели ФРС, и как она пытается их достичь?

Первый вопрос в моем списке касается задач Федеральной резервной системы и методов, которые она использует для их достижения.

В качестве национального центрального банка, ФРС отвечает за поддержание здоровой экономики - в общих чертах, это означает экономику с низкой безработицей, низкой и стабильной инфляцией и финансовой системой, которая отвечает запросам экономики в кредите и других услугах, и которая сама по себе не является источником нестабильности. Мы преследуем эти цели с помощью различных средств. Совместно с другими федеральными надзорными агентствами, мы надзираем за банками и другими финансовыми институтами.

Мы мониторим финансовую систему в целом для обнаружения возможных угроз для ее стабильности. Мы поощряем финансовую и экономическую грамотность, обеспечиваем равный доступ к кредиту и продвигаем экономическое развитие на местах, работая с общинами, некоммерческими и другими организациями по всей стране. Мы также предоставляем некоторые базовые услуги финансовому сектору - например, организуем систему платежей и распространяем банкноты и монеты банкам.

Но сегодня я бы хотел сосредоточиться на роли, которая особенно ассоциируется с Федеральной резервной системой - определение денежно-кредитной политики. Цели денежно-кредитной политики - максимальная занятость и стабильность цен - определена для нас Конгрессом. Эти цели означают, в принципе, что нам бы хотелось видеть, что как можно больше американцев, желающих иметь работу, имели ее, и при этом рост потребительских цен оставался бы низким и стабильным.

В нормальных обстоятельствах, Федеральная резервная система применяет денежно-кредитную политику путем влияния на краткосрочные процентные ставки, которые в свою очередь влияют на другие процентные ставки и стоимость активов. Говоря в общем, если слабость экономики является главной угрозой, ФРС старается уменьшить процентные ставки, что поддерживает экономику, заставляя бизнесы инвестировать больше в средства производства, а домохозяйства - покупать больше домов, автомобилей, другие товары и сервисы. Точно так же, когда экономика перегрета, ФРС может увеличивать процентные ставки, чтобы помочь остудиться совокупному спросу и сдержать инфляционное давление.

Следуя этому стандартному подходу, ФРС резко снижал краткосрочные процентные ставки во время финансового кризиса и довел их до практически нуля к концу 2008 года - как раз к тому времени, когда экономика сжималась очень сильно. В тот момент, однако, перед нами встал реальный вызов - достигнув нуля, краткосрочные процентные ставки уже нельзя было снижать далее, так что наши традиционные меры денежно-кредитной политики, с помощью которых мы воздействовали на экономику, больше не работали. И тем не менее, в условиях растущей безработицы, экономика и рынок труда определенно нуждались в дополнительной поддержке. Центральные банки по всему миру оказались в подобных условиях. Мы спросили себя: "И что теперь?"

Чтобы ответить на этот вопрос, мы обратили наше внимание на опыт Японии, где краткосрочные процентные ставки находились у нуля в течение уже многих лет, а также уже имелось довольно много академических работ. Не имея возможность снижать далее краткосрочные процентные ставки, мы искали способы повлиять на более долгосрочные ставки, которые оставались намного выше нуля. Мы аргументировали это тем, что в соответствии с традиционной денежно-кредитной политикой, снижение долгосрочных процентных ставок должно поддержать рост экономики и занятости путем снижения стоимости заимствования при покупке домов и машин или при финансировании капитальных инвестиций. Начиная с 2008 года, мы использовали два вида менее традиционных средств денежно-кредитной политики, направленных на снижение долгосрочных процентных ставок.

Первый из этих менее традиционных средств включал покупку ФРС долгосрочных ценных бумаг на отрытом рынке - главным образом, казначейские ценные бумаги и производные ипотечные ценные бумаги, гарантированные предприятиями, спонсируемыми правительством, такими как Фанни Мэй и Фредди Мак. Покупки ФРС снижали количество долгосрочных ценных бумаг на руках у инвесторов и оказывали понижающее давление на процентные ставки по этим бумагам. Это понижающее давление передавалось на широкий диапазон процентных ставок, которые использовались в платежах бизнесами и физическими лицами. Например, когда ФРС впервые объявила покупки ипотечных облигаций в конце 2008 года, средние ставки по 30-летним ипотечным кредитам были на уровне чуть выше 6%; сегодня они в среднем около трех с половиной процентов. Более низкие ставки по ипотеке являются одной из причин того улучшения, который мы видим сейчас на рынке жилья, что в свою очередь воздействует положительно и более широко на экономику. Другие долгосрочные процентные ставки, такие как ставки по корпоративным облигациям и ставки по кредитам на покупку автомобилей, также пошли вниз. Более низкие процентные ставки также оказывали повышательное давление на стоимость активов, таких как акции и жилье, давая новый толчок потребительским и бизнес расходам.

Второе средство денежно-кредитной политики, которым мы пользуемся, включает в себя трансляцию наших ожиданий и оценок того, как долго краткосрочные процентные ставки будут оставаться исключительно низкими. Поскольку доходность, скажем, пятилетних ценных бумаг определяет рыночные ожидания по поводу курса краткосрочных ставок на ближайшие пять лет, убеждение инвесторов в том, что мы будем держать эти ставки низкими в течение более длительного времени, может помочь понизить определяемые рынком долгосрочные ставки. В целом, базовая стратегия ФРС по укреплению экономики - снижение процентных ставок и, более широко, смягчение финансовых условий - остается такой же, как и всегда. Единственная разница в том, что в условиях околонулевых процентных ставок, мы переключились на другие средства, которые более непосредственно снижают долгосрочные процентные ставки.

В прошлом месяце мы с моими коллегами использовали оба средства - скупку ценных бумаг и коммуникации о наших будущих акциях - скоординированно для дальнейшей поддержки восстановления экономики и рынка труда. Почему мы так действовали? Хотя экономика начала расти начиная с середины 2009 года, и мы ожидаем продолжение этого роста, она попросту все еще не растет достаточно быстро для того, чтобы произошел существенный прогресс в снижении безработицы. Находясь на уровне 8.1%, уровень безработицы практически не изменился с начала года, и по прежнему намного выше нормальных уровней. В то время, как безработица упрямо остается высокой, наша экономика пользовалась широкой ценовой стабильностью в течение определенного времени, и мы ожидаем, что инфляция будет оставаться низкой в течение обозримого будущего. Таким образом, для большинства моих коллег было ясно, что мы еще больше можем помочь росту экономики и рынку труда, не подвергая риску нашу цель поддержания ценовой стабильности.

В частности, что же мы сделали? В области скупки ценных бумаг, мы объявили, что мы будем приобретать ипотечные облигации, гарантируемые предприятиями, спонсируемыми правительством, на сумму $40 млрд. в месяц. Эти покупки, вместе с продлением предыдущей программы по скупке казначейских облигаций, означает, что мы будем покупать $85 млрд долгосрочных и среднесрочных ценных бумаг в месяц до конца этого года. Мы ожидаем, что эти скупки усилят понижательное давление на долгосрочные процентные ставки, включая ставки по ипотеке. Чтобы подчеркнуть нашу приверженность укреплению устойчивого восстановления экономики, мы заявили, что будем продолжать покупку ценных бумаг и использовать другие средства до тех пор, пока перспективы на рынке труда улучшается существенно в контексте ценовой стабильности.

В области трансляции нашей политики, мы также расширили нашу оценку того, как долго мы ожидаем сохранение краткосрочных процентных ставок на исключительно низком уровне - по крайней мере, до середины 2015 года. Это не значит, что мы ожидаем, что экономика будет слабой до 2015 года. Скорее, наш месседж был о том, что, до тех пор, пока сохранятся ценовая стабильность, мы будем стараться не повышать ставки раньше времени. В частности, мы ожидаем что высокая адаптивность денежно-кредитной политики будет оставаться приемлемой в течение значительного времени после того, как экономика укрепится. Мы надеемся что, уточняя наши ожидания по поводу будущей политики, мы можем придать людям, семьям, бизнесам и финансовым рынкам большую уверенность в приверженности Федерального резерва к продвижению устойчивого восстановления, и что, в результате, они станут более охотно инвестировать, нанимать и тратить.

Однако, как я уже говорил много раз разнее, денежно-кредитная политика не является панацеей. Она может быть использована для поддержки более сильного экономического роста в ситуациях, когда, как сегодня, экономика не использует полностью свои ресурсы, и она может поддерживать более здоровую экономику в долгосрочной перспективе путем поддержания низкой и стабильной инфляции. Тем не менее, и другие шаги могли бы быть сделаны для укрепления экономики, такие как перевод федерального бюджета на устойчивый путь, реформирования налогового кодекса, улучшение нашей системы образования, поддержки технологических инноваций, а также расширения международной торговли. Хотя денежно-кредитная политика не может вылечить болезни экономики, особенно в сегодняшних сложных условиях, мы все-таки думаем, что она может предоставить значительную помощь. Таким образом, мы, Федеральная резервная система, собираемся делать все от нас зависящее и верить в то, что другие, как в государственном, так и в частном секторах, также будут делать все, что могут.

Как связаны между собой денежно-кредитная и фискальная политика?

Это приводит нас ко второму вопросу: как соотносятся денежно-кредитная и фискальная политики? Для ответа на этот вопрос было бы полезно начать с более фундаментального вопроса - в чем разница между денежно-кредитной и фискальной политикой?

Говоря вкратце, в денежно-кредитную и фискальную политики вовлечены довольно различные наборы действующих лиц, решений и средств. Фискальная политика включает в себя решения о том, сколько правительство должно тратить, сколько оно должно собирать налогов и сколько оно должно одалживать. На федеральном уровне, эти решения принимаются администрацией и Конгрессом. Фискальная политика определяет размер бюджетного дефицита, представляющего из себя разницу между федеральными расходами и доходами в течение года. Заимствования для покрытия федерального бюджета увеличивают общий государственный долг страны.

Как я утверждал ранее, за денежно-кредитную политику отвечает Федеральная резервная система - а если более конкретно, то Федеральный комитет по операциям на открытом рынке, который включает в себя членов Совета управляющих ФРС и президентов федеральных резервных банков. В отличие от фискальной, денежно кредитная политика не включает в себя какие-либо аспекты налогообложения, трансфертных платежей или приобретения каких-либо товаров или услуг. Вместо этого, как я заметил ранее, денежно-кредитная политика использует покупку и продажу ценных бумаг. Эти ценные бумаги, приобретаемые ФРС в процессе проведения денежно-кредитной политики, держатся в нашем инвестиционном портфеле и приносят определенный доход. Большая часть этого дохода передается Казначейству, помогая таким образом снизить бюджетный дефицит. За последние три года ФРС перечислила $200 млрд. в федеральный бюджет. В принципе, ценные бумаги, которые находятся в нашем портфеле, либо будут лежать там до конца их срока действия, либо будут снова проданы на рынке. Таким образом, велика вероятность того, что программа покупок на рынке, которую ФРС проводит в целях поддержания восстановления экономики, приведет также к сокращению, а не к увеличению, федерального государственного долга, как за счет полученного процента, который возвращается назад в Казначейство, так и за счет усиления экономики, ведущего к увеличению налоговых поступлений и сокращению бюджетных расходов (например, на выплату пособий по безработице).

Даже не смотря на то, что наша деятельность в долгосрочной перспективе скорее всего приведет к снижению национального долга, я иногда слышу жалобы на то, что Федералная резервная система проводит плохую фискальную политику, держа процентные ставки очень низкими и, следовательно, сильно удешевляя условия заимствования для федерального правительства. Я нахожу эти аргументы неубедительными. Ответственность за проведение фискальной политики лежит целиком на администрации и Конгрессе. Что же касается Федерального резерва, мы проводим политику, направленную на достижение максимальной занятости и ценовой стабильности, как требует от нас закон, в соответствие с которым мы действуем. В любом случае, я не считаю, что предлагаемая стратегия могла бы быть эффективной: Представьте себе, что, несмотря на наши обязательства, утвержденные законом, ФРС поднял бы процентные ставки с целью сделать заимствования дорогими для правительства. Такие действия значительно бы увеличили дефицит, причем не только из-за возросших процентных ставок, но и из-за ослабления экономики, которое будет результатом преждевременного монетарного сжатия, что приведет к увеличению разницы между расходами и доходами. Приведет ли данный шаг к более лучшим последствиям? Очень похоже на то, что значительное расширение дефицита - которое, кстати сказать, сделает проведение так необходимых фискальных действий более затруднительным и болезненным - только ухудшит, а не улучшит, перспективы нахождения всестороннего фискального решения.

Я, конечно, не недооцениваю те вызовы, которые стоят перед политиками, отвечающими за фискальную деятельность. Они должны найти средства наставить федеральный бюджет на путь устойчивого развития, но сделать это не настолько резко, чтобы не подвергнуть риску восстановление экономики в краткосрочной перспективе. В частности, администрации и Конгрессу очень скоро придется что-то делать с так называемым фискальным обрывом, т.е. комбинацией резкого повышения налогов и сокращения расходов, которая должна случиться в начале следующего года. Согласно расчетам Управления Конгресса по бюджету, совпадающего с мнением практически всех других экспертов, если допустят это событие, оно скорее всего отбросит экономику назад в рецессию. КОнгресс и администрация также должны поднять допустимый потолок госдолга, чтобы предотвратить Казначейство от дефолта по обязательствам, результат которого будет иметь чрезвычайно негативные последствия для страны на многие годы вперед. Достижение этих фискальных целей могло бы быть еще более сложной, если бы денежно-кредитная политика не помогала поддерживать восстановление экономики.

Каков риск того, что денежно-кредитная политика ФРС приведет к инфляции?

Третий вопрос, очень важный, заключается в том, может ли денежно-кредитная политика Фереального резерва привести л более высокой инфляции в будущем. Для ответа на него, я бы хотел начать с указания на то, что до сего дня Федеральным резервом поддерживался превосходный уровень ценовой стабильности, и мы полностью заинтересованы в поддержании его в дальнейшем. Средний показатель инфляции находится около 2% в год на протяжении нескольких десятилетий, и в настоящее время мы по прежнему находимся там же. В частности, политика низких процентных ставок, проводимая ФРС в течение последних 5 лет, до сего дня так и не привел к повышению инфляции. Более того, в соответствии с различными исследованиями, общественные инфляционные ожидания в долгосрочной перспективе остаются довольно стабильными в тех пределах, в которых они находились в течение многих лет.

Однако в связи с тем, что денежно-кредитная политика сейчас настолько адаптивна, вряд ли можно считать необоснованным вопрос о том, сеем ли мы сейчас семена будущей инфляции? С ним связан и другой вопрос, который я иногда слышу - который также показывает взаимосвязь денежно-кредитной и фискальной политики - и который заключается в следущем: покупая государственные ценные бумаги, не занимаемся ли мы “монетизацией долга” - т.е. печатанием денег для использования правительством - что неизбежно приведет к повышенной инфляции? Нет, это отнюдь не то, что происходит на самом деле, и этого не будет происходить в будущем. Монетизация долга означает использование процесса создания денег в качестве постоянного источника финансирования государственных расходов. Напротив, мы приобретаем казначейские облигации на открытом рынке, и только на временной основе, с целью поддержки восстановления экономики путем снижения процентных ставок. В нужное время Федеральный резерв будет постепенно продавать эти бумаги или продержит их до истечения срока, если в этом будет необходимость, возвращая свой баланс к более нормальному размеру. Более того, единственным способом, которым ФРС финансирует покупки этих ценных бумаг, является создание резервов в банковской системе. Увеличение банковских резервов, находящихся в ФРС, не обязательно транслируется в рост денежной массы или наличных в обращении, и, определенно, денежная масса в широком смысле и не росла особо быстро в течение последних нескольких лет, судя по балансу.

Для контроля инфляции ключевым является вопрос имеются ли у ФРС средства для ужесточения денежно-кредитной политики в нужное время, достаточные для того, чтобы предотвратить возрастание инфляционного давления в будущем. Я уверен, что у нас имеются необходимые инструменты для прекращения адаптивной политики в любое нужное время, и мы сможем сделать это таким способом, чтобы уменьшение баланса прошло плановым и упорядоченным образом. Например, ФРС может ужесточить свою политику, даже если наш баланс останется большим, путем увеличения процентных ставок, которые мы платим банкам на сумму резервов, находящихся на их счетах в ФРС. Т.к. банки не станут одалживать под процент меньший, чем они смогут получить по депозиту в ФРС, такое действие приведет к повышению ставок и ужесточению кредитных условий более широко, предупреждая любую тенденцию к перегреву экономики.

Конечно, одно дело иметь эти эффективные средства, а другое дело - вовремя их использовать, не слишком рано и не слишком поздно. Определить точное время для того, чтобы “отобрать чашу с пуншем”, всегда являлось сложной задачей для центральных банкиров, но эта сложность не не зависит от того, используют ли они традиционные или нетрадиционные средства денежной политики. Я могу заверить вас, что мы с моими коллегами будем очень аккуратно оценивать пути для достижения поставленных перед нами целей максимальной занятости при стабильных ценах, когда придет время принимать подобные решения.

Как денежно-кредитная политика ФРС влияет на вкладчиков и инвесторов?

Озабоченность по поводу возможной инфляции - это забота о будущем. Одна из забот, которая имеется здесь и сейчас, это забота о том, какой эффект окажут низкие ставки на вкладчиков и инвесторов. Мы с моими коллегами знаем, что люди, которые полагаются на инвестиции с фиксированным процентным доходом, такие как депозитные сертификаты, получают очень низкий процентный доход, что для некоторых представляет существенные трудности.

Однако я призываю вас помнить, что нынешние низкие уровни процентных ставок, на первый взгляд являющиеся отражением денежно-кредитной политики ФРС, на самом деле являются результатом недавнего финансового кризиса, самого ужасного шока в национальной финансовой системе с 1930-х годов. Процентные ставки низкие во всех развитых странах, за исключением стран, испытывающих фискальные кризисы, поскольку центральные банки и другие политики пытаются справиться с продолжающейся финансовой напряженностью и слабостью экономических условий.

Другое наблюдение, которое следовало бы упомянуть, заключается в том, что вкладчики зачастую “носят несколько шлап”, Многие вкладчики также являются домовладельцами; определенно, семейный дом может быть ее самым важным финансовым активом. Многие вкладчики работают, или хотят работать. Некоторые вкладчики имеют бизнес и, через различные пенсионные счета, они также имеют в собственности акции и другие активы. Кризис и рецессия привели к очень низким процентным ставкам, это правда, но эти события также уничтожили рабочие места, расстроили экономический рост и привели к серьезному снижению стоимости многих домов и бизнесов. Что можно сделать для того, чтобы решить все эти проблемы одновременно? Лучшим и наиболее разумным решением было бы найти пути к усилению экономики. Только сильная экономика может создать более высокую стоимость активов и стабильно хорошую доходность для вкладчиков. Без работы довольно сложно сберегать на будущую пенсию, или купить дом, или оплатить получения образования вне зависимости от текущего уровня процентных ставок.

Это тот самый путь, которым ФРС поддерживает возврат к сильной экономике, проводя адаптивную денежно-кредитную политику, требующую поддержания процентных ставок на низком уровне. Если бы наоборот, ФРС поднимало ставки сейчас, до полного восстановления экономики, цены на дома продолжили бы падать, стоимость бизнесов, как больших, так и малых, реако бы провалилась, что особенно критично, безработица, скорее всего, опять бы начала расти. Такой результат вряд ли был бы хорош для вкладчиков или для кого-либо еще.

Как Федеральная резервная система ответственна перед демократическим обществом?

Я подхожу, наконец, к заключительному вопросу о том, каким образом ФРС несет ответственность в демократическом обществе.

Федеральная резервная система была создана Конгрессом почти уже столетие назад. В законе о Федеральной резервной системе и в последующих законодательных актах, Конгресс определил цели и полномочия центрального банка, и ФРС отвечает перед Конгрессом за достижение поставленных целей, включая поддержание максимальной занятости и ценовой стабильности. В то же самое время, Конгресс мудро спроектировал Федеральную резервную систему таким образом, чтобы изолировать ее от краткосрочного политического давления. Например, члены Совета управляющих ФРС назначаются на длительный 14-тилетний срок, в результате чего некоторые управляющие могут служить в течение нескольких президентских администраций. Исследования и практический опыт установили, что освобождение центрального банка от краткосрочного политического давления ведет к лучшей денежно-кредитной политике, поскольку позволяет ее разработчикам сфокусироваться на том, что лучше для экономики на более длительную перспективу, независимо от предвыборных или партийных предубеждений. Все члены Федерального комитета по операциям на открытом рынке принимают эти принципы довольно серьезно и стараются всегд принимать решения в области денежной политики основываясь исключительно на представленных фактах и тщательном анализе.

Очень важно держать политиков подальше от пинатия решений в области денежно-кредитной политики, однако не менее важно в условиях демократии, чтобы эти решения - и это, понятное дело, касается всех решений и действий ФРС - находились в строгих рамках ответственности и открытости. Американский народ имеет право знать каким образом Федеральная резервная система выполняет свои обязанности и как мы используем средства налогоплательщиков.
Одной из моих обязанностей как председателя ФРС является проведение денежно-кредитной политики как можно более прозрачно. Мы проводим политку прозрачности многими способами. Например, Федеральный комитет по операциям на открытом рынке объясняет причины принятия того ил иного решения в отчете, который публикуется после каждого регулярного заседания, а через три недели мы публикуем подробную стенограмму с подробным описанием возникших на заседании дискуссий. Комитет также публикует ежеквартальные экономические прогнозы с информацией о том, куда, как мы ожидаем, будет двигатьс экономика и денежная политика в следующие несколько лет. Я провожу пресс-конференции четыре раза в год и выступаю перед комитетами Конгресса, включая появление там дважды в год в специально предоставленное для этого время для презентации Конгрессу подробного отчета о проводимой денежно-кредитной политике. Мы с моими коллегами довольно часто выступаем с речами, такими как сейчас, в городах по всей стране.

ФРС также полностью открыта в части своих финансов и операций. Закон о Федеральной резервной системе требует, чтобы ФРС ежегодно докладывал о своих операциях и публиковал свой балансовый отчет еженедельно. Точно так же, в соответствии с законом о финансовой реформе, принятом после финансового кризиса, мы публикуем детальные отчеты о наших программах заимствований и покупок ценных бумаг, включая информацию о заемщиках и других контрагентах, суммы одолженные или потраченные на покупки и фругую информацию, например, какие были приняты залоги. В конце 2010 года мы поместили на наш вебсайт подробную информацию о более чем 21000 кредитных и других транзакциях, проведенных в рамках стабилизации рынков во время финансового кризиса. И, буквально в прошлую пятницу мы опубликовали первый из будущей серии квартальных отчетов, предоставляющих много информации о конкретных операциях кредитования в рамках “дисконтного окна” и операций с ценными бумагами. Финансовый отчет ФРС подвергается аудиту со стороны независимой внешней аудиторской фирмы, а также независимого Генерального инспектора с широкими полномочиями по проверке действий, предпринятых Советом управляющих. Очень важно подчеркнуть, что Счетная палата США (GAO) имеет возможность - и пользуется ею - надзирать за эффективностью и целостностью всех наших операций, включая финансовый контроль и управление.

Хотя GAO имеет доступ ко всем аспектам деятельности ФРС и может критиковать их или делать рекомендации, имеется единственное важное исключение из этого правила - разработка денежно-кредитной политики. В 1970 году Конгресс целенаправленно исключил разработку, решения и действия в рамках денежной политики из предмета рассмотрения GAO. Делая это, Конгресс аккуратно балансировал необходимость демократической ответственности с преимуществами, получаемыми за счет освобождения денежно-кредитной политики от сиюминутного политического давления.

Однако совсем недавно прозвучали предложения расширить полномочия Счетной палаты по надзору над ФРС, включив в них проверку решений в области денежной политики. Т.к. Счетная палата является следственным органом Конгресса, и их расследования могут быть инициированы по запрос конгрессменов, эти проверки (или перспектива их проведения) индивидуальных политических решений могут рассматриваться, и вполне обосновано, как попытки оказать давление на разработчиков этой политики. Полученная политизация денежно-кредитной политики может уменьшить способность ФРС проводить решения строго на основе того, что хорошо для экономики в долгосрочной перспективе. Нахождение баланса между необходимостью ответственности с задачей изоляции денежной политики от сиюминутного политического давления очень важно, и я верю, что Конгресс нашел его в 1970 году, когда он определенно выбрал защитить процесс принятия решений в области денежной политики от возможных политически мотивированных проверок.

Заключение

В заключении я бы хотел просто отметить, что прошедшие несколько лет были довольно трудными временами для нации и экономики. Со своей стороны, Федеральная резервная система также подверглась беспрецедентным испытаниям. В приближающемся следующем году мы отметим 100-летие подписания закона о Федеральной резервной системе, однако я имею большую уверенность в этом институте. В частности, я бы хотел отметить навыки, профессионализм и преданность работников ФРС. Они работают безустанно, чтобы служить общественным интересам и содействовать процветанию людей и бизнесов по всей Америке. Выбор политики ФРС всегда может обсуждаться, но качество и приверженность ФРС как общественного института совершенно бесспорны, и я горжусь тем, что возглавляю ее.
Теперь, когда я ответил на свои вопросы самому себе, я буду рад ответить и на ваши.

Источник - FTinvest.ru



Комментариев нет:

Отправить комментарий