воскресенье, 4 ноября 2012 г.

Доктрина “новых финансов” и инновационных циклов

Доктрина “новых финансов” и инновационных циклов

Кто бы не выиграл в президентских выборах, американцы будут продолжать задавать тот же вопрос: когда экономика станет улучшаться?
Клейтон Кристенсен, автор книги «Дилемма новатора», говорит, что победитель президентских выборов должен столкнуться с «дилеммой капиталиста».


Во многих отношениях, ответ не зависит от того, кто победит во вторник. Любой, кто говорит иное, завышает возможности американского президента. Но если президент не в силах исправить положение дел, то кто в силах?

Это и не федеральная резервная система. ФРС инъецирует все больше и больше капитала в экономику, потому что, по крайней мере, в теории, капитал - это топливо капитализма. Но огромные остатки денежных средств лежат неиспользованными на балансах корпораций из списка Fortune 500, а частные миллиарды так же инертно используются во всевозможных денежных фондах.

Капиталисты кажутся почти не заинтересованы в капитализме, при том, что предприниматели стремящиеся создавать новый бизнес не могут получить финансирование. Компании и инвесторы похожи на старого моряка, который жаловался: "Вода, вода, везде вода, а выпить нечего"

Это парадокс и следствия из оного, я бы определил как доктрину новых финансов, противостоящую религиозному рвению экономистов, а порой даже бизнес профессоров, как я. Эта доктрина предполагает, что существует некий уровень доходности, при котором капиталисты отказываются от инвестиций, создающих реальный экономический рост.

Менеджеры и инвесторы могут с помощью капитала финансировать три типа инноваций. Первый тип - разгоняющие инновации. Это преобразование сложных и дорогостоящих продуктов, доступных немногим, в более простые и дешевые товары и услуги доступные для большинства.

Фордовская Модель Т была разгоняющей инновацией, такой же был транзисторный радиоприемник Sony, персональные компьютеры IBM и Compaq и интернет-трейдинг от Schwab. Более свежим примером является сфера облачных вычислений. Она предоставляет информационные технологии, которые ранее были доступны только крупным компаниям, теперь даже небольшим фирмам.

Разгоняющие инновации создают рабочие места, потому что они требуют все больше и больше людей, которые будут создавать, распространять, продавать и обслуживать эти продукты. Разгоняющие инвестиции также используют капитал для расширения мощностей и расширенного финансирования производства.

Ко второму типу относятся подкрепляющие инновации. Эти замена старых продуктов новыми моделями. Они заменяют вчерашние продукты сегодняшними и создают несколько новых рабочих мест. Они развивают экономику, а в абсолютных величинах на их долю приходится большая часть инноваций. Но они оказывают нейтральное влияние на экономическую деятельность и капитал.

Третий тип – эффективные инновации. Они снижают стоимость изготовления и распространения существующих продуктов и услуг. Примерами являются небольшие сталеплавильные заводы и онлайн страхование. Как правило, такие нововведения почти всегда снижают общее количество рабочих мест, в результате оптимизации производственных процессов. Но они также сохраняют оставшиеся рабочие места - потому что без них (инноваций), целые компании и отрасли промышленности исчезли бы в конкурентной борьбе с эффективными иностранными фирмами.

Эффективные инновации высвобождают капитал, без них, большая часть капитала экономики будет находиться в плену корпоративных балансов, не имея возможности стать топливом для разгоняющих инноваций. Например, производство Toyota по системе just in time это - эффективная инновация, позволяющая производителям работать с гораздо меньшим капиталом.

Каждая отрасль обычно проходит через эти три типа инноваций. В качестве иллюстрации: сначала компьютеры были настолько дорогим и сложным, что только крупные компании могли владеть и пользоваться ими. Но персональные компьютеры стали простыми и более доступными для множества людей. Таким компаниям, как IBM и Hewlett-Packard пришлось нанять сотни тысяч людей, чтобы производить и продавать ПК. Эти компании затем разработали и изготовили лучшие компьютеры - подкрепляющие инновации, что вдохновило потребителей постоянно покупать новые и лучшие продукты. Наконец, такие компании, как Dell сделали производство гораздо более эффективным, это привело к снижению чистой занятости в отрасли, но освободило капитал, который был использован в снабжении.

В идеале, все три инновации повторяются циклически. Разгоняющие инновации имеют важнейшее значение для роста, потому что они создают новое потребление – новые рынки. Пока разгоняющие инновации создают больше рабочих мест, чем эффективные инновации устраняют, и пока капитал, высвобожденный в результате эффективных инноваций, вкладывается обратно в разгоняющие инновации, никакой кризис невозможен и экономика отлично развивается.

За последние 150 лет американская экономика работает таким образом. В семи восстановлениях после кризисов за период с 1948 по 1981 год, в соответствии с McKinsey Global Institute, экономика возвращалась к предкризисному пику занятости примерно через шесть месяцев, как часовой механизм.

В течение же трех последних восстановлений, экономический двигатель Америки издавал звуки, которые мы никогда не слышали ранее. В 1990 году восстановление заняло 15 месяцев, а не типичные шесть. После рецессии 2001 года, оно затянулось до 39 месяцев. И теперь экономика все еще не восстановилась, хотя прошло уже 60 месяцев, и не ясно, как и когда мы достигнем восстановления. Механизм экономики вышел из равновесия и теряет свои лошадиные силы. Но почему?

Ответ заключается в том, что эффективные инновации высвобождают капитал, и в Соединенных Штатах этот капитал реинвестировался в еще более эффективные инновации. Сейчас же Америка генерирует намного меньше разгоняющих инноваций, чем в прошлом и необходимо восстановить баланс между разгоняющими и эффективными инновациями.

Доктрина Новых Финансов помогает понять эту ситуацию. Республиканский интеллектуал Джордж Ф. Джидлер учит нас, что мы должны по-хозяйски использовать дефицитные и дорогостоящие ресурсы, но активно тратить ресурсы, которые имеются в изобилии и дешевы. Когда доктрина возникла - в 1930- 50-е годы, денежный капитал был редким ресурсом, и мы учили наших студентов, как увеличить каждый доллар, инвестированный в компанию, чтобы обеспечить максимальную выручку и рентабельность. Для нас мерой эффективности были не доллары, иены или юани, а относительные показатели рентабельности, такие как: RONA (рентабельность чистых активов), ROCE (возврат на инвестированный капитал) и IRR (внутренняя норма доходности).

До появления этих показателей, руководители и инвесторы использовали такие понятия как "куча денег" для описания прибыльности и эффективности бизнеса. Новые понятия дали руководителям больше возможностей: они могут увеличить числитель в RONA или ROCE, но они также могут снизить знаменатель при снижении актива баланса, например, посредством аутсорсинга, так же увеличивая рентабельность.

I.R.R., например, увеличивается, когда временной горизонт короткий. Таким образом, вместо того, чтобы инвестировать в разгоняющие инновации, которые окупятся через пять-восемь лет, инвесторы предпочитают получить более быстрый результат за счет подкрепляющих и эффективных инноваций.

В некотором смысле, это отражает микроэкономический парадокс, рассматриваемый в моей книге «Дилемма новатора», которая показывает, как успешные компании приходят к банкротству путем принятия "правильного" решения в неправильной ситуации. Америка сегодня находится в ситуации макроэкономического парадокса, которую можно было бы назвать дилеммой капиталиста. Руководители, инвесторы и аналитики делают то, что правильно, с их точки зрения и согласно тому, чему их учили. Это работало, когда были соответствующие условия, первое из которых – редкость денежного капитала. Но мы никогда не учили наших учеников, что, когда капитал в изобилии, уже некоторых новых навыков не хватает, и то, что было правильно в прошлом, не правильно сейчас.

Продолжение использования относительных показателей рентабельности препятствует инвестициям в так нужные разгоняющие инновации, у которых низкие RONA, ROCE и IRR.

Это как если бы наши лидеры в Вашингтоне, которым все доверяют, стоят на пляже с полностью открытым пожарными шлангами, вливая все больше капитала в океан капитала, т.е. мы пытаемся решить не ту проблему.

Наш подход к высшему образованию усугубляет наши проблемы. Эффективные инновации часто отправляют работников, имеющих устаревшие навыки, в ряды безработных. Разгоняющие инновации, в свою очередь, часто меняют характер работы - создавая рабочие места, которые требуют совсем новой квалификации.

Сегодня же не хватает образовательных навыков, необходимых для создания компаний, которые нацелены на разгоняющие инновации. Тем не менее, наши лидеры тратят миллиарды долларов в виде грантов Пелл и льготных кредитов для выпускников с навыками и знаниями, которые работодатели не могут использовать.

Есть ли решение? Это сложно, но я предлагаю три идеи для продуктивного обсуждения:

ИЗМЕНЕНИЕ ПОКАЗАТЕЛЕЙ 

Мы можем использовать капитал, не используемый сейчас, потому что его много и он дешев. Но мы больше не можем тратить миллиарды на образование, создающее выпускников, которым негде работать. Оптимизация отдачи на капитал будет генерировать меньше роста, чем оптимизация отдачи от образования.

ИЗМЕНЕНИЕ СТАВКИ НАЛОГА НА ПРИРОСТ КАПИТАЛА. 

Сегодня, ставка налога на доходы физических лиц являются прогрессивной - она поднимается, как только наши доходы растут. В противоположность этому, существует только две ставки налога на доходы от инвестиций. Доход от инвестиций, которые мы проводим меньше чем за год, облагается так же как личный доход. Но если мы проводим инвестиции на один день дольше, чем 365, то это, как правило, облагается налогом на уровне не более 15 процентов.

Вместо этого мы должны сделать налог на прирост капитала регрессивным с течением времени, основанным на том, сколько капитала инвестируется в компании. Налоги на краткосрочные инвестиции, должны по-прежнему облагается налогом по ставкам подоходного налога. Но ставка должна быть уменьшена чем дольше осуществляется инвестирование, например, ставка налога на инвестиции, удерживаемые в течение пяти лет может быть нулевой, а налог на инвестиции, удерживаемые в течение восьми лет и более может быть отрицательным.

Федеральные налоговые поступления от налога на прирост капитала составляют лишь небольшой процент всех налоговых поступлений Соединенных Штатов, так что в ближайшее время влияние на бюджет будет минимальным. Но в более долгосрочной перспективе, это изменение политики должно оказать положительное влияние на дефицит федерального бюджета, из-за роста налогов, уплачиваемых компаниями и их сотрудниками, которые осуществляют разгоняющие инновации.

ИЗМЕНИТЬ ПОЛИТИКУ

Обе политические партии не правы, когда дело доходит до налогообложения и распределения капитала 1 процента богатых. Это правда, что некоторые из самых богатых американцев делают деньги с помощью денег – т.е. осуществляют эффективные инновации, а не инвестиции для создания рабочих мест. Они делают то, что их преподаватели учили их делать, но времена изменились.

Если налоговая служба обложит налогами их богатства и распределит всем остальным, это все равно не поможет экономике. Без новых продуктов и услуг в нашей экономике, большая часть этого перераспределения будет потрачена на покупку подкрепляющих инноваций, что есть замена потребления потреблением. Мы должны создать стимулы для инвестирования в долгосрочной перспективе. Именно это приведет к росту экономики.

Конечно, моя модель проста, а мы сталкиваемся со сложными проблемами. Но я надеюсь, что это поможет нам и нашим лидерам понять, что политика, которая когда-то была правильной сейчас неправильна, и что совсем другие меру могут сработать и развернуть нашу экономику.

Базируется на публикации A Capitalist’s Dilemma, Whoever Wins on Tuesday

By CLAYTON M. CHRISTENSEN

Перевод Ринат Хасанов

Комментарий автора перевода. 
На самом деле перед вами очень хорошая статья, собственно автор предложил подход к эконмическому развитию через инновационные циклы. Я сам подбирал русский перевод терминов, тех, что касались названий разных типов инноваций. Например, разгоняющая инновация – это инновация, создающая новый массовый рынок, я бы лучше так ее представлял, а не как распространяющую элитарный товар на массовый рынок. Недавний пример с гаджетами Apple показывает, что абсолютно новые товары – такие как планшетники iPad способны очень быстро создать массовый рынок.

Автор очень верно ставит вопрос – почему больше не происходит разгоняющих инноваций в США? Почему же? Потому что обилие капитала и такой показатель как IRR не дают возможность инвестировать в разгоняющие инновации. Это очень сомнительные объяснения, повторяю, пример Стива Джобса и его успеха с Apple как раз показывает, что вполне создаются новые, уникальные продукты. Мое мнение вынесем все же в отдельный пост.

Источник - FTinvest.ru

Комментариев нет:

Отправить комментарий