суббота, 16 марта 2013 г.

Могут ли независимые трейдеры быть успешные? - Глава 8, Ernest P. Chan


Ernest P. Chan’s - Quantitative Trading: How to Build Your Own Algorithmic Trading Business

В прошлом году начал интересоваться понятием алгоритмической торговли, а так как все, что связанное с финансовыми рынками начинается за океаном, и естественно на английском языке, поэтому решил поискать литературу по данной теме, которая бы была для новичка не такая пугающая. 
И это была книга "Quantitative Trading: How to Build Your Own Algorithmic Trading Business (Wiley Trading)". Книга, оказалась в самый раз для введение в тему, и написанная простым языком. К сожалению, я не нашел ее на русском языке (увы, по этой теме, еще очень мало литературы на русском), решил перевести часть последней главы, которая называется "Могут ли независимые трейдеры быть успешные?" 
p.s. Я редко когда переводил тексты, поэтому идеальным этот перевод назвать нельзя :)

Могут ли независимые трейдеры быть успешные? - Глава 8


Алгоритмический трейдинг приобрел известность летом 2007 года, когда несколько крупных фондов, управляемые самыми авторитетными  в финансовом мире управляющими, потеряли несколько миллиардов долларов за несколько дней (правда некоторые восстановились до конца месяца). Они снова позволили всплыть плохим воспоминаниям о других подобных катастрофах, как банкротства хедж-фондов Long-Term Capital Management and Amaranth Advisors (упоминавшихся в 6 главе), за исключением лишь того, что в этот раз это не был один трейдер или один фонд, но это были потери сразу нескольких фондов в течении короткого периода времени.

И все же, когда я начинал свою карьеру в институциональном алгоритмическом бизнесе, я общался с многими мелкими, независимыми трейдерами, работающие в потертом офисе, или в их запасной спальни, которые получают небольшие, но стабильные прибыли год от года, вопреки всех стереотипах, о дейтрейдерах, бытующих в народном воображении. В самом деле, многие независимые трейдеры, которых я знаю не только выжили те периоды, когда большие фонды потеряли миллиарды, но на самом деле процветали в те времена. Это была для меня главная тайна (загадка) в торговли: как независимые трейдеры при незначительном капитале и минимальной инфраструктурой торгуют с высоким коэффициентом Шарпа (Sharpe ratio), в то время как фирмы со звездными командами терпят неудачу?

Вначале 2006 года, я покинул институциональный бизнес по управлению деньгами и ударился в частный трейдинг, чтобы испытать все на собственном опыте.  Я подумал, что если я не смогу прибыльно торговать когда я буду свободным от всех институциональных ограничений и политик,  то либо торговля является мистикой или я просто не создан чтобы быть трейдером. В любом случае я пообещал себе, что я брошу торговлю навсегда. К счастью, я выжил. К счастью, я выжил. По пути я таки нашел ключ к той тайне, которую вспоминал ранее.

Оказывается, ключ – это вместимость (емкость), способность вместить, понятие которого я дал в конце второй главы (Напомним:  Емкость – доходность стратегии, на  размер капитала). Гораздо легче генерировать высокий коэффициент Шарпа для $100 000, чем для $100 млн. Есть много простых и прибыльных стратегий, которые могут работать с малым капиталом (емкость), которые полностью не поlходящие для хедж-фондов.  Эта ниша как раз для независимых трейдеров.

Позвольте мне остановится на понятии емкости (capacity). Большинство прибыльных стратегий, которые имеют низкую емкость (capacity), выступают в роли маркет мейкеров:  предоставляя краткосрочную ликвидность,  и забирая быструю прибыль, когда необходимость в ликвидности исчезает. Если же у вас под управлением миллиарды долларов, теперь вы становитесь тем участником стороной, который нуждается в ликвидности, и вы вынуждены платить за нее. Чтобы свести к минимуму плату за эту ликвидность, вы  вынуждены удерживать эти позиции на более длительные сроки. Когда вы удерживаете позиции на более длительные сроки, ваш портфель стает зависимым от таких факторов как макроэкономическое изменения (смена режимов - regime shifts), что может нанести большой ущерб вашему портфелю. Хотя вы можете быть прибыльными в долгосрочной перспективе, даже если ваша модель будет звучать, вы не сможете избежать резких просадок, которые вызывают газетные заголовки.

Другие недостатки, которые окружают крупно-емкостных (large-capacity) стратегий, благоприятствует крупным учреждениям. Интенсивная конкуренция среди хедж-фондов, делает стратегии менее прибыльными. Снижение доходности, в свою очередь оказывает давление на управляющего, и тот в свою очередь повышает кредитный ричаг. Чтобы выжить в соревновании, трейдеры прибегают к все более сложным моделям, которые в свою очередь притягивают  такой фактор как смещение данных (data-snooping bias). Несмотря на усложнения моделей, фундаментальные рыночные неэффективности, которые они пытаются использовать, в итоге, может оказаться такой же, как удерживание очень похожих позиций. Мы обсуждали этот феномен в 6 главе. Когда рынок меняется, паническое бегство с похожих убыточных позиций может привести (и привело) к полному обвалу рынка.

Другая причина, почему независимые трейдеры могут чаще добиваться успеха, когда крупные фонды теряют, это множественные ограничения, которые накладываются в таких  учреждениях. Например, как трейдеру в (quantitative fund) вам может быть запрещено торговать  Long only стратегией (только покупать), но такие стратегии, легче найти, они намного проще и прибыльнее, и если торговать не большими размерами, такие стратегии не более рискованные, чем рыночно-нейтральные стратегии (market-neutral strategies). Или же вам будет запрещено торговать фьючерсами. Вы можете быть вынуждены торговать не только конкретным рынком, но и конкретным сектором. Вас могут заставить искать импульсную стратегию,  когда знаешь, что mean-reverting стратегия будет работать. Многие из этих ограничений, введены по причинам риск-менеджмента, но другие могут быть только капризами, причудами и предрассудками управления. Каждый студент математической оптимизации знает, что любое ограничение  наложенное на задачи оптимизации, уменьшает  оптимальное значение цели. Кроме того, каждое институциональное ограничение, налагаемое на торговые стратегии имеет тенденцию уменьшить ее возврат (доходность), если не коэффициент Шарпа. И наконец, некоторые  топ-менеджеры, отвечающие за фронт (frontline portfolio managers of quantitative funds)  портфельных менеджеров quantitative  фондов,  на самом деле не очень разбираются в quantitative методах, и как правило, они принимают решения, на основе чего угодно, но только не на quantitative теорий.

Когда ваша стратегия показывает изначальный профит, эти менеджеры могут начать давить на вас чтобы вы  поскорее наращивали ее, и наоборот, когда стратегия начинает терять деньги, входит в просадку, они могут заставить вас ликвидировать портфель и сразу отказаться от стратегии. Ни одно из этих вмешательств в алготрейдинге  является математически оптимальной.

Кроме того, некоторые менеджеры имеют взрывной характер, и редко когда это приносит пользу в управлении фондом.

Как независимый трейдер, вы свободны от таких ограничений и помех, настолько долго, насколько  вы эмоционально способны соблюдать дисциплину для  торговли, ваша торговая среда может на самом деле быть ближе к оптимальной, чем у больших фондов.

На самом деле, есть еще одна причина, почему для хедж-фондов проще потерять все, чем для индивидуальных трейдеров, которые торгуют на свои средства. Когда один торгует деньгами других людей, его рост практически неограничен, а когда он начинает терять, его просто уволят за это. Поэтому, несмотря на соблюдение проформы строгих институциональных процедур управления рисками и ограничениями, один человек, допущенный до торговых стратегий, которые являются более рискованными, чтобы больше заработать, минуя риск-менеджера, может все погубить. Мистер Jerome Kerviel из Societe Generale, показал, что это не так уж и сложно!


2 комментария: