четверг, 4 апреля 2013 г.

Разрушенная страна: коррупция капитализма в Америке

Дэвид Стокман, бывший республиканский конгрессмен от штата Мичиган, директор по бюджету президента Рональда Рейгана с 1981 по 1985 год
Дэвид Стокман, бывший республиканский конгрессмен от штата Мичиган,
директор по бюджету президента Рональда Рейгана с 1981 по 1985 год

Индексы Dow Jones и Standard & Poor’s 500 достигли рекордных максимумов в четверг, полностью стерев убытки с момента последнего пика на фондовом рынке в 2007 году. Но вместо радости, мы должны сильно бояться.

За последние 13 лет, фондовый рынок сильно падал два раза и вызывал рецессии: американские семьи потеряли 5 триллионов долларов в 2000 году на пузыре доткомов и более 7 триллионов долларов в 2007 году из-за пузыря недвижимости. Рано или поздно - в течение нескольких лет, я предсказываю, - этот последний пузырь Wall Street , раздутый за счет вопиющего потока фальшивых деньг от Федеральной резервной системы, а не за счет реального экономического роста, также лопнет.

Индекс S&P 500 впервые достиг своего нынешнего уровня в марте 2000 года, с тех пор безумный принтер, печатающий деньги в ФРС, расширил ее баланс в шесть раз (до $ 3,2 трлн с $ 500 млрд.). Тем не менее, в течение этого времени, ВВП рос в среднем на 1,7 % в год (самый медленный рост со времен гражданской войны); инвестиции в бизнес возрастали лишь на 0,8 % в год, а заработная плата росла на незначительные 0,1 % в год. Реальный рост среднего дохода на семью снизился на 8 %, а число рабочих мест для среднего класса снизилось на 6 %. Реальная чистая стоимость имущества 90 % американских семей сократилась на одну четверть. Количество талонов на питание и получателей помощи по инвалидности увеличилось более чем в два раза, до 59 млн. человек, такую помощь получает приблизительно каждый пятый американец.

Таким образом, реальная экономика падает, в то время как Вашингтон все большую долговую нагрузку накладывает на наших потомков, не в силах содержать либо государство войны, либо государство всеобщего благосостояния или повысить налоги, чтобы платить по счетам страны. ФРС прибегла к радикальному, не применяемому ранее печатанию денег. Но этот поток ликвидности, вместо стимулирования банков к кредитованию и корпораций к инвестициям, остался запертым в каньоне Уолл-стрит, где он раздувает очередной неустойчивый пузырь.

Когда он лопнет, не будет никакого нового раунда спасения, как спасение банков в 2008 году. Вместо этого Америка погрузится в эпоху жесткой экономии и опасного политического конфликта, гасящего даже сегодняшние слабые остатки экономического роста.

Эти печальные перспективы являются результатом того, что наше государство разрушено. Только с небольшими перерывами, мы потратили восемь десятилетий, применяя все более лихорадочную фискальную и денежно-кредитную политику, для борьбы с циклическими ударами кризисов и "провалами” свободного рынка с его предполагаемыми тенденциями сокращать рабочие места и ограничивать экономический рост. Потери были тяжелыми.

Федеральное правительство и его друзья из ФРС переходят к одной цели за другой, то это сглаживание экономического цикла, то минимизация инфляции и безработицы. В то же самое время увеличивая гигантские расходы на социальное страхование, содействуя покупкам недвижимости, субсидируя медицину, не помогая старым отраслям (сельское хозяйство, автомобилестроение), но стимулируя новые(«чистая» энергия, биотехнологии) и, прежде всего, спасая Уолл-стрит. Современное кейнсианское государство сломано, парализовано и погрязло в пустом ритуале заклинаний о стимулирующем "спросе", оно переродилось в мутант кланового капитализма, который периодически отбирает, а затем прибавляет богатство 1% самых богатых.

Виновники – все мы, хотя вы никогда не догадаетесь кто конкретно, при всей болтовне, которая является политическим дискурсом в эти дни. Государственное крушение началось в 1933 году, когда Франклин Д. Рузвельт выбрал политику бумажных денег (валюта принципиально не обеспеченная золотом), экономического национализма и поддержки картелей в сельском хозяйстве и промышленности (подробнее об этом читайте здесь)

После Второй мировой войны (которая сделала гораздо больше для завершения депрессии, чем Новый курс Рузвельта), государство стало чрезвычайно большим, но примечательно то, что раздутый бюджет существовал в течении золотой эры в середине века, когда были твердые деньги и преобладала финансовая честность, а Дуайтом Д. Эйзенхауэр был в Белом доме, а Уильям Мартин Макчензи был главой ФРС.

Потом пришел Линдон Б. Джонсон и его политика "пушек и масла", которая была усилена еще более вероломным шагом в 1971 году, когда Ричард Никсон по сути объявил дефолт по долговым обязательствам страны, полностью прекратив конвертируемость доллара в золото. Этот акт - возможно, грех посерьезнее, чем Уотергейт, означал конец национальной финансовой дисциплины и начало четырех десятилетий бума в течение которых мы жили “высоко в облаках”, создавая кумулятивный $ 8 трлн дефицит торгового баланса. По сути, Америка испытала маржинальную подпитку экономики , повысив наше отношение общего долга (государственного и частного) к объему производства до уровня 3,6, что выше исторического уровня 1,6. Таким образом, существует 30 триллионов долларов долга (более половины общей суммы долга, $ 56 трлн), который нависает над американской экономикой.

Этот взрыв заимствований был пасынком политики плавающих денег Милтона Фридмана - героя экономики свободного рынка, который фактически посеял семя бесконечного расширения денежной массы. ФРС, которая празднует свое столетие в этом году, подпитывала высокую инфляцию 1970-х, которая была взята под контроль только железной решимостью Пола А. Волкера - председателя ФРС с 1979 по 1987 год.

При его преемнике Алане Гринспене, ФРС более не использовала правило Фридмана по управлению денежной массой, сохраняя процентные ставки слишком низкими слишком долго и наводняя Уолл-стрит только что напечатанными деньгами. Что стало известным как "правило Гринспена" – это неявное предположение, что ФРС будет вмешиваться, если цены на активов падают, как это было после краха на фондовом рынке 1987 года, и было подкреплено непростительной помощью со стороны ФРС в 1998 году при спасении хедж-фонда Long-Term Capital Management.

Мягкая денежно-кредитная политика г-н Гринспенна не привела к инфляции только потому, что внутренние цены на товары и рабочую силу были разгромлены огромным потоком импорта из заводов Азии. За счет переноса производства товаров из Америки, ФРС сохранила приемлемый индекс потребительских цен, но и позволила избыточной ликвидности способствовать ревущей инфляции в финансовых активах. Политика г-н Гринспена подстрекала наибольший капитальный бум в истории, когда фондовые рынки роста выросли в пять раз между крахом 1987 года и в пузырем дот-комов 2000 года.

Вскоре американцы перестали экономить и начали потреблять все, что они зарабатывали и все, что они могли бы занять. Азиаты, пережившие свой финансовый кризис 1997 года, были счастливы занять нам. Они – это Китай и Япония прежде всего, накопили огромные долларовые резервы, превращая их центральные банки в такие хранилища, куда суверенный долг входит, но не выходит. А мы живем в долг и тратим деньги азиатов.

Эта динамика была усилена крылатой фразой Рейгана, что "дефицит не имеет значения", и тем фактом, что почти $ 5 триллионов из $ 12 трлн в государственного долга США на самом деле копятся в хранилищах центральных банков. Разрушение финансовой дисциплины при Рональде Рейгане - одна из причин, почему я ушел с поста руководителя бюджетного подразделения президента в 1985 году, это был величайший из его многочисленных драматических актов. Он создал шаблон для республиканцев о полном отказе от политики сбалансированного бюджета Калвина Кулиджа и позволил Джорджу Бушу погрузиться в пучину разоряющих войн, гигантских расширений Medicare, налоговому веселью для богатых, которое превратило вашингтонских лоббистов в де-факто службу национальной налоговой политики. В сущности республиканская партия приняла кейнсианство, но для богатых.

Взрыв на рынке жилья, подстрекаемый фальшивыми кредитными рейтингами, секьюритизация махинаций и умышленные злоупотребления служебным положением по ипотечным кредиторам хорошо задокументировано. Менее известным является взрывной рост балансов 10 банков Уолл-стрит в течение восьми лет, заканчивающихся в 2008 году. Несмотря на крошечные собственные капиталы, их зависимость от неустойчивых "горячих денег" взлетела, так как нормативный жгут мудрого акта Гласса-Стиголла, введенный во время Великой депрессии был полностью демонтирован.

Через несколько недель после банкротства Lehman Brothers в сентябре 2008 года, Вашингтон, с пистолетом, приставленным Уолл-стрит к его голове, принял эту финансовую неразбериху в панике оказывая помощь банкам и печатая деньги, что является самым позорной главой в американской финансовой истории. Существовала никуда не ушедшая угроза великой депрессии 2,0 или финансовой ядерной зимы. Великий Страх существует, что подтверждается падением фондового рынка, когда Конгресс проголосовал против программы спасения - TARP (это было незадолго до принятия программы TARP). Если бы президент Буш и его советник из Goldman Sachs (он же министр финансов) Генри М. Полсон младший твердо бы стояли на своем, кризис бы сжег себя сам вместе со страхом, а спекулянты понесли бы потери, которые они так сильно заслуживают.При этом главная улица банковской системы никогда не была в серьезной опасности, банкоматы работали, а денежный рынок не взрывался.

Вместо этого Белый дом, Конгресс и ФРС, президенты Буш и Обама, сделали ряд отчаянных, безрассудных маневров, которые были не только ненужными, но и губительными. Программа помощи автомобильной индустрии, например, просто переместила рабочие места в сторону пожилых людей в избирательно важном "Ржавом поясе”, но не решили проблему. “Зеленая энергия” - компонент политики стимулов Обамы, в основном, была $ 1 млрд. подарком коррумпированным капиталистам, таким как венчурный капиталист Джон Дерр и самопровозглашенный покоритель космоса Элон Маск, чтобы те сделали новые игрушки для богатых.

Менее 5 % от 800 миллиардов долларов стимулов Обамы пошли на действительно нужные талоны на питание, на трудовые налоговые кредиты и другую помощь бедным. Преобладающая доля попала в свалки денег, чтобы государство и местные самоуправления могли осуществить ненужные инфраструктурные проекты, обеспечить налоговые лазейки для бизнеса и избирательное снижение налогов для среднего класса. Демократические кейнсианцы - интеллектуальные банкроты, как и их коллеги из республиканской партии (хотя и менее лицемерные), не имеют идей, кроме раздачи заемных денег потребителям, надеясь, что те будут покупать газонокосилки, телевизоры с плоским экраном или, по крайней мере, ужины в Red Lobster .

Но даже безнадежная политика Обамы не может сравниться с дерзостью ФРС, которая снизила процентные ставки до нуля, а затем обеспечила цифровую печать новых денег с поразительной скоростью 600 миллионов долларов в час. Спекулянты "покупают" гигантские груды казначейских облигаций и ипотечных ценных бумаг, практически полностью с помощью краткосрочных денег, взятых взаймы по практически нулевой стоимости, благодаря ФРС. Дядя Сэм подбил их карманы.

Даже если ФРС достигнет безработицы ниже 6,5 % , а инфляция не превысит 2,5 %, любой намек на сокращение баланса вызовет волну ордеров на продажу, потому что даже небольшое падение цены на облигации уничтожит прибыль арбитражеров. Несмотря на гарантии г-н Бернанке о “мягком выходе”, ФРС находится в денежной тюрьме своих же решений.

Пока ФРС играет на скрипке, Конгресс отжигает. Самопровозглашенные финансовые ястребы, такие как Пол Д. Райан - председатель Комитета по бюджету конгресса, боится говорить правду о том, что 10-летний дефицит на самом деле находится между $ 15 трлн и $ 20 трлн, что гораздо больше, чем $ 7 трлн по оценкам Бюджетного управления Конгресса. Его последний прогноз, который предполагает появление 16,4 миллионов новых рабочих мест в течение следующего десятилетия, по сравнению с 2,5 млн. появившихся за последние 10 лет, является лишь одним из наиболее ярких примеров заблуждений Вашингтона.

Даже якобы "смелые" меры – привязка выплат по социальному обеспечению к другому индексу инфляции - спасет лишь $ 200 млрд в течение десяти лет, что составляет всего 1 % от этой проблемы. Последнее бюджетные меры г-н Райана бесстыдно дают социальному и медицинскому страхованию 10-летний период действия, несмотря на то что большая часть почти 19 триллионов долларов стоимости этих программ пойдет богатым пожилым людям. В то же время, его предложение о драконовских 30 % сокращениях Medicaid, талонов на питание и налоговых кредитов, это еще один факт , подтверждающий войну Республиканской партии против 99 % (населения).

Без каких-либо изменений, в течение следующего десятилетия или около того, валовой федеральный долг, теперь почти $ 17 триллионный, будет мчаться к $ 30 триллионам и составив 150 % от валового внутреннего продукта, по сравнению с 105 % в настоящее время. Финансовый коллапс страны будет происходить постепенно, как древнегреческая трагедия, с тщательной хореографией кризисов по поводу долгового потолка, резолюций и временных бюджетных сокращений.

Будущее мрачно. Наибольший строительный бум в истории человечества - вложения Китая в инфраструктуру в течении последних 15 лет замедляется. Бразилия, Индия, Россия, Турция, Южная Африка и все другие растущие экономики со средним уровнем дохода не могут компенсировать дефицит спроса. Американская техника денежных и финансовых стимулов достигла своего предела. Япония погружается в старость и банкротство, а в Европе распадаются государства всеобщего благосостояния. Новые правители на троне в Пекине знают, что после двух десятилетий дикого кредитования, спекуляций и строительства, они столкнутся с наступлением расплаты.

Все еще очень далеко от "Великой модерации", провозглашенной в 2004 году г-ном Бернанке, который предсказал, что процветание будет вечным, потому что ФРС приручило бизнес-циклы и, как он сказалв конце марта 2007 года - влияние субстандартного кризиса "кажется, вероятно, будет сдержано”. Вместо великой модерации, мы имеем Великую деформацию, возникшую в результате мошеннических действий центрального банка, который подстрекал казино Уолл-стрит, распял вкладчиков банков нулевыми процентными ставками и подпитывал глобальный пузырь коммодитис, который уничтожал уровень жизни через рост цен на продовольствие и энергоносители - это форма инфляции, которую ФРС нерадиво не учитывает при расчете инфляции.

Эти меры привели Америку к стадии метастазирования. Выход должен быть столь радикальным ,что он просто не может произойти. Он требует большого развода государства и рыночной экономики, отказа от кланового капитализма и его двоюродного брата - кейнсианской экономики во всех ее формах. Государство будет необходимо выйти из имперского высокомерия, экономических стимулов и социального страхования и переключить свое внимание на управлении и финансировании эффективных и доступных мер защиты действительно нуждающихся.

Все это потребует резкой дефляции в сфере политики и упразднения ряда должностей, потому что механизм государства и механизм выборов срослись . Отделение их друг от друга повлечет за собой конституционную хирургию: необходимы поправки, чтобы дать президенту и членам Конгресса один шестилетний срок, без перевыборов, обеспечив 100 % государственное финансирование кандидатов, строго ограничив продолжительность кампании (скажем, до восьми недель) и запретив лоббирование в любой форме. Это также потребует принятие Конгрессом закона о сбалансированном бюджете, гарантирующем автоматический секвестр расходов.

Это также потребует чистки заржавевшей сферы финансов, которая превратила экономику в гигантское казино с 1970 года. Это означало бы поставить большие банки Уолл-стрит в в равные условия со всеми остальными, чтобы они конкурировали, не имея доступа к дешевым кредитам ФРС или к страхованию вкладов. Банки смогут принимать вклады и давать коммерческие кредиты, но им будет запрещено торговля, страхование и управление капиталом во всех его формах.

Это потребует, наконец, восстановления первоначальной миссии центрального банка - обеспечение ликвидности во время кризиса, но с запретом покупки государственного долга или воздействия на микроуровень экономики. Исключение ФРС из деятельности финансовых рынков является единственным способом обеспечить свободу рынкам и подлинно капиталистическое создание богатства.

Это, конечно, никогда не произойдет, потому что есть триллионы долларов активов это и Небоскребы Шанхая и акции из списка Fortune 1000 и "восстановившийся" рынок жилья, искусственно подпитанный процентной ставкой ФРС. Соединенные Штаты сломаны финансово, морально, интеллектуально, ФРС спровоцировало мировые валютные войны, которые скоро подавлять все вокруг. Когда последний пузырь лопнет, не будет ничего, чтобы остановить коллапс. Если это звучит как рекомендация выйти из рынка и перейти в деньги, это так.

Дэвид Стокман, бывший республиканский конгрессмен от штата Мичиган, директор по бюджету президента Рональда Рейгана с 1981 по 1985 год и автор недавно опубликованной книги «Великая деформация. Коррупция капитализма в Америке"По материалу NYT State-Wrecked: The Corruption of Capitalism in America

Источник - FTInvest.ru


Комментариев нет:

Отправить комментарий